Новости
Предлагаем Вашему вниманию видеоролик полного выступления группы Arch Enemy, состоявшегося 14 июня...
"No More Regrets", новый видеоклип группы Arch Enemy, доступен для просмотра ниже. 30 августа 2014
Интервью
О паузе в концертной деятельности, грядущих EP и DVD, росте популярности группы, туризме, идеологии...
О Чернобыльской катастрофе, альбоме "Khaos Legions", вегетарианстве, группе Carcass, старшем брате...
Цитата

"Я никогда не буду петь чистым голосом в Arch Enemy. Слишком мягко, слишком похоже на готику".

Angela Gossow, 2005

Интервью с Sharlee D'Angelo, август 2004

"Мы выберемся наверх" – так называется одна из песен с последнего альбома шведских мелодик-дэт-металлистов Arch Enemy под названием "Anthems Of Rebellion", и именно этим девизом шведы руководствуюется в последние несколько лет своей карьеры. Приняв в состав харизматическую вокалистку Анжелу Госсов, обладающую уникальным для женщины гроулингом, группа стала стремительно набирать очки, став одним из самых популярных мелодик-дэтовых коллективов в Европе и получив заслуженное признание в Америке. Об Arch Enemy уже немало писали в прессе, но когда на фестивале Wacken Open Air 2004 у нас появилась возможность поговорить с басистом Шарли д'Энджело, мы с удовольствием согласились, потому что у нас накопилось немало вопросов к группе...
 
Arch Enemy - это группа, которая практически постоянно находится на гастролях. Как вам удается справляться с сопутствующими любому турне стрессами?
 
Турне - это не столько стресс, сколько скучища. Особенно в нашем случае, потому что мы часто ездим в качестве "разогревающей" группы, мы поддерживали Iron Maiden, Slayer, Nevermore и еще очень много групп, мы гастролировали практически со всеми. И вот представь, ты отыграешь 45-минутный сет, и тебе нужно как-то убить оставшиеся 23 часа 15 минут. И так каждый день. Так что это - огромная проблема! Хотя через некоторое время к этому привыкаешь, и уже через три или четыре года ты становишься просто докой в плане того, чем себя можно развлечь во время турне. Ты читаешь книги, смотришь фильмы, а если приезжаешь в город, где у тебя есть друзья, то тут же им звонишь, и вы идете гулять по городу или по магазинам. Но иногда бывает так, что ты просто ничего не делаешь! Даже если ты хочешь посмотреть город, это не всегда получается, ведь ты приехал туда не просто так - ты приехал, чтобы отыграть концерт. Разница между турне и постоянной работой заключается в том, что когда у тебя есть постоянная работа, ты обычно встаешь в шесть или семь утра, и время наибольшей активности у тебя приходится на полдень, у нас же пик активности приходится на девять часов вечера, именно в это время нам нужно быть наиболее активными и собранными. Поэтому в течение дня мы вынуждены беречь свою энергию, спать столько, сколько только можем, чтобы потом не клевать носом вечером и пить всю ночь напролет. Но это хорошо, потому что ты, в сущности, заставляешь себя идти в кровать около четырех часов утра, потому что тебе нужно проспать как минимум до часу-двух дня. Вот такой у нас распорядок дня, он совсем не такой, как у обычных людей. Многие считают, что мы ведем очень богемный образ жизни, но это не так, каждый вечер меня ждет тяжелая работа.
 
У вас в группе девушка, это не усложняет турне? 
 
Вовсе нет. С тех пор, как Анжела познакомилась с туровой жизнью, она прекрасно с ней справляется. Основной проблемой для нее является еда, потому что она вегетарианка, она вообще очень серьезно относится к своему здоровью. К счастью, в Америке это не проблема, потому что там много супермаркетов, где можно купить сырые продукты, а также много вегетарианских ресторанов, так что сейчас она знает, как выходить из положения. Также Анжела не может тусоваться всю ночь напролет, потому что ей нужно беречь голос. Она может позволить себе расслабиться только в такие дни, как сегодня, потому что завтра у нас нет концерта, и она может без проблем выпить и все такое. Для нее турне представляет собой достаточно большой стресс - она вынуждена сидеть в гостиничном номере или автобусе, она не может позволить себе протрепаться с фэнами всю ночь, потому что это не лучшим образом отразится на ее голосе. Для женщины петь таким голосом, каким поет она, уже весьма экстремально само по себе, и ей нужны все ее силы, чтобы петь так каждый вечер.
 
А кстати, что случилось во время вашего недавнего совместного тура с Machine Head? Почему он был прерван? 
 
Мы немного приболели и были вынуждены поехать домой. Всякое случается. Но Machine Head раздули из мухи слона, они даже поместили на своем сайте очень саркастическое объявление, в котором написали, что мы поехали домой, потому что наша вокалистка сломала себе палец. Но самое прикольное в том, что не прошло и недели, как Роб Флинн (вокалист/гитарист Machine Head) сам сломал палец. (Дружный хохот.)
 
Давай теперь поговорим о вашем последнем альбоме "Anthems Of Rebellion" (2003). Многие упрекали вас в том, что на их взгляд, этот альбом сделан словно по заказу фэнов, в нем есть все, что фэны ждут от альбома Arch Enemy. Ты с этим согласен?
 
Наверное, да, потому что мы сами - это пятеро самых больших фэнов Arch Enemy в мире, и мы записывали альбом в первую очередь для того, чтобы порадовать себя. Мне кажется, что каждый альбом, который ты записываешь, в какой-то степени является реакцией на то, что ты делал раньше. У нас было полуторагодовое турне с материалом "Wages Of Sin" (2001), и нам захотелось сделать нечто иное, более прямолинейное. И в этом плане мы рассчитывали на наших фэнов, но это также зависело и от нас, потому что нам должно нравиться то, что мы играем. Мы никогда не садились специально и не размышляли: "Чего же такого хотят фэны? Что бы нам такого сделать, чтобы продать побольше дисков?". Нам просто хотелось записать песни, которые было бы прикольно исполнять "живьем", которые были бы не слишком сложными, в которых меньше наворотов и больше драйва. "Wages Of Sin" был очень мелодичным, и поэтому мы хотели сделать "Anthems…" более драйвовым, хоть там, конечно, и есть мелодика, мы ведь все-таки относим себя к мелодичным группам. Драйв - это то, чего нам немного не хватало в нашей музыке. И мне кажется, поэтому альбом получился именно таким, каким получился. Но мы не задавались целью непременно угодить фэнам. Конечно, мы пишем музыку для них, но мы бы никогда не стали делать то, что не нравится нам самим. Мы тоже метал-фэны, и поэтому мы подумали: "Что бы нам самим хотелось услышать на альбоме? Если бы я услышал эту песню, купил бы я альбом?". 
 
Насколько различался процесс написания песен к альбомам "Wages Of Sin" и "Anthems Of Rebellion"?
 
Практически нет, все было примерно одинаково. 
 
Как бы ты оценил свою роль в этом процессе? 
 
Ну, я очень медленно пишу. Пока я бьюсь над одним риффом, Крис (Эмотт, гитара) и Майкл (Эмотт, гитара) наваяют уже штук 30. У них это прекрасно получается, они много пишут, я же, в свою очередь, могу оценить их работу, взглянуть со стороны, у меня хорошо получаются аранжировки. Преимущественно этим мы с Дэниелем (Эрландссоном, ударные) и занимаемся - мы придумываем хороший ритмический рисунок, а они - риффы. Мне кажется, это здорово, у нас получается прекрасное сотрудничество, каждый из нас просто спрашивает себя: "Как мы можем улучшить эту песню?".
 
Многим фэнам интересно, как Анжела поет песни, изначально исполнявшиеся вашим предыдущим вокалистом, Йоханом Лиивой. Вы не собираетесь выпустить концертник или, может, переписать часть старого материала с Анжелой? 
 
Мы часто об этом говорим. Что мы определенно собираемся сделать, так это выпустить DVD, потому что сейчас мало кому интересны аудио-концертники. DVD удобнее. Мы уже отсняли достаточно много наших концертов и всяких там закулисных дел, так что, возможно, он увидит свет в ближайшем будущем.
 
Кстати, насчет DVD: в качестве бонуса к альбому "Anthems Of Rebellion" прилагался аудио-DVD. Достаточно необычный формат...
 
Дело в том, что мы хотели смикшировать несколько песен в формате 5.1, создать эффект объемного звучания. И хотя в буклете и на самом диске было написано, что это аудио-DVD, многие были расстроены, что там нет видеоряда. Но дело в том, что на обыкновенном CD нельзя добиться этого эффекта объемного звучания, и поэтому мы решили использовать формат DVD, как когда-то сделали Iced Earth.
 
И насколько эти миксы отличаются от оригинальных вариантов?
 
Не принципиально. Я говорил с нашим продюсером Энди Снипом, и он сказал: "Давай не будем перебарщивать, а то получится, как у Beatles в 60-х, когда только появилось стерео, когда в одну колонку шли ударные, а в другую - гитары или, там, колокольный звон. Давай оставим все так, как есть". Но существует огромное количество всевозможных эффектов, которые можно добавить в формат 5.1. То есть основа та же, но звучание объемнее, и если сесть в середине, то можно услышать, как вокал словно обволакивает тебя, голос словно перемещается в пространстве вокруг твоей головы - вот чего мы хотели добиться. Это был своего рода эксперимент. Я знаю, что многие жаловались, что игра не стоила свеч, но вы ведь не платите за этот DVD, он идет в качестве бонуса, так что не о чем расстраиваться.
 
Как только в группе появилась Анжела, в прессе и среди фэнов возникло множество домыслов, касающихся личной жизни участников группы. Как вам удается с этим справляться? Тебя не бесит, когда люди начинают перетирать косточки Анжеле и Крису, или ты считаешь это издержками популярности?
 
Знаешь, большинство нашей аудитории - мужчины, и женщины - очень редкое явление в данном жанре. Анжела прекрасно выглядит, и людям интересно, с кем она спит. Ведь первая мысль, которая возникает у парня при взгляде на девушку, это секс! (Смеется.) "С кем она спит? Наверняка она спит с кем-то из группы!". Но ведь это вовсе не обязательно, у нее вполне может быть своя личная жизнь вне группы! Вообще, такие домыслы не имеют никакого отношения к музыке - слушайте музыку, слушайте, как она поет, читайте ее тексты, не нужно концентрироваться на ее половых признаках. Не только у нее есть сиськи, они есть практически у половины человечества! (Дружный смех.) Просто мне кажется, что многие молодые ребята проводят все свое время в Интернете или сидят дома и слушают подобную музыку, и поэтому, когда они видят Анжелу, им немного "сносит крышу". Это не совсем нормально, и иногда меня немного раздражают люди, задающие о ней вопросы весьма женоненавистнического толка. По-моему, это просто неуважительно по отношению к ней. Например, в Америке я встречал людей, которые спрашивали меня о ней просто в лоб. Например, вот так: "Эй, приятель!" "Что?" "Эта девица у вас в группе, вы что, все с ней спите?". (Дружный смех.) Не хочу сказать ничего плохого об Америке, но очень многие там видят мир в черно-белых тонах. Они не видят никаких полутонов - либо Анжела спит со всеми, либо она лесбиянка. Возможны только два варианта. (Новый взрыв хохота.) У них даже не возникает мысли, что она может быть обыкновенной женщиной и жить нормальной жизнью, хоть она и поет в дэт-метал группе.
 
А кстати, насколько важен для Arch Enemy успех в Америке? И насколько вы считаете реальными шансы стать там популярными?
 
Мы работаем над этим, мы стремимся добиться успеха во всех странах. До выхода "Wages Of Sin" мы были практически неизвестны в Штатах, "Burning Bridges" (1999) разошелся там тиражом 6000 экземпляров, а "Anthems…" - уже 60-тысячным тиражом. Так что уже чувствуется разница. Чтобы поддержать этот интерес, мы много гастролируем по Америке. До этого нашим самым крупным рынком была Япония, но в Штатах мы сейчас продаем даже больше дисков. Здорово, что американская молодежь стала увлекаться металлом, особенно сейчас, во время всплеска популярности металкора - групп типа Killswitch Engage, Shadows Fall и т.д. По какой-то непонятной причине нас постоянно помещают в одну категорию с ними, хотя по звучанию мы совершенно на них не похожи, да и они друг на друга не сильно похожи, но это издержки той сцены. Но все равно это хорошо, потому что молодежь снова стала слушать металл. Но у нас есть "фишка", которой нет у большинства американских групп - это гитарные соло. 
 
Как ты считаешь, что необходимо Arch Enemy для того, чтобы стать такими же известными, как Slipknot? Что для этого нужно сделать?
 
Полагаю, у нас просто нет такого яркого имиджа, как у Slipknot. (Смеется.) Я не знаю. Возможно, нужен более крупный лейбл… Я точно не знаю, что для этого нужно, но я знаю, что мы движемся в правильном направлении, потому что на наши концерты приходит все больше людей, каждый наш альбом продается лучше, чем предыдущий, и все идет все лучше и лучше. В противном случае, встал бы вопрос: "Зачем вообще мы всем этим занимаемся?". Но сейчас у нас есть цель - мы хотим, чтобы наша группа добилась еще большего успеха. Люди могут сказать, что мы ориентированны на коммерцию, но я считаю, что если ты пишешь музыку, ты хочешь, чтобы люди ее слышали, в противном случае ты бы так и сидел в репетиционном зале и играл бы там с друзьями просто для развлечения. Если ты делаешь что-то, ты хочешь, чтобы люди это слышали, черт побери! Я бы сравнил это с тем, когда у человека появляется ребенок. Человек говорит: "Посмотрите на моего сына!". И как он хочет показать своего ребенка всему миру, так и я хочу показать всем свою музыку. Ты гордишься ею и хочешь, чтобы люди любили тебя за то, что ты делаешь. (Смеется.) "Слышите этот новый рифф? Это я его сочинил! Слушайте внимательно, придурки!". (Хохочет.)
 
Одно время ты играл в Dismember, но это сотрудничество было совсем недолгим. Почему?
 
Я присоединился к ним перед туром 1998 года, и в 1999 году записал альбом ("Hate Campaign"), который вышел в 2000-м. Но в то время у меня было столько разных дел, что для них было наилучшим вариантом найти кого-нибудь другого. Они ждали, что я продолжу свою работу, а я говорил: "Нет, я не могу!". Тогда они позвали обратно своего старого басиста (Ричарда Кабеза), и у них снова собрался настоящий состав. Я считаю, что он для них - самый лучший басист, хоть мне и понравилось играть их материал. Тот тур Dismember, в котором я принимал участие, был, наверное, одним из самых прикольных моих туров, потому что мне впервые представился случай поиграть настоящий классических дэт-метал. Я встретил Фреда (Эстби), ударника, в баре, тогда у них не было басиста, и он спросил меня: "Тебе это было бы интересно?". Я был просто в шоке! Я только и смог сказать (говорит, имитируя крайнее изумление): "Ого!". Мне очень понравилось играть дэт-метал старой школы, это было здорово. Мы по-прежнему с ними дружим, и мне кажется, это прекрасно, что они до сих пор играют в том же стиле, такую музыку можно играть только так. Многие группы изменили свой стиль, стали работать в других направлениях, стали более рок-н-ролльными, как, например, Entombed, или же более мелодичными, как группы из Гетеборга, но Dismember остались прежними. Я не могу не уважать их за это, потому что, как ты понимаешь, они ничего с этого не имеют, они играют эту музыку, потому что она им нравится.
 
Есть ли вероятность того, что в будущем ты продолжишь сотрудничество с Mercyful Fate?
 
Я совершенно не имею ничего против, но сейчас Кингу больше интересно заниматься своим сольным проектом. Если Mercyful Fate вернулся к активной деятельности, я бы с удовольствием в этом поучаствовал, если у меня найдется время. Мне очень нравится играть с этими ребятами, мы с ними друзья, и я очень хотел бы записать с ними еще один альбом и поехать в турне. Все зависит от того, когда этим захочет заняться Кинг. Я думаю, проблема еще и в деньгах, ведь в Mercyful Fate все доходы делятся поровну между пятерыми, а в King Diamond, как мне кажется, он получает больше денег.
 
А теперь очень банальный вопрос: как ты оказался в Arch Enemy?
 
Просто в один прекрасный день мне позвонил Майкл. Мы с ним познакомились еще в начале 90-х, когда он играл в Carcass. Потом он ушел из Carcass и образовал Spiritual Beggars, и к 98-му году я уже где-то полтора года с ним не общался. Я был приятно удивлен, когда он позвонил мне вот так, с бухты-барахты, потому что очень долго с ним не говорил. Он спрашивал, что я делаю, чем занимаюсь, я объяснял, что у меня куча работы... Моя главная проблема состоит в том, что я не могу сказать "нет", и поэтому когда он сказал мне: "Ты, наверное, убьешь меня за этот вопрос...", я подумал: "НЕТ!!!", но еще прежде, чем успел закончить фразу, сказал: "Да, я согласен", потому что я знал, что он хочет мне предложить! (Смеется.) Мне очень нравится "Black Earth" (1995), первый альбом Arch Enemy, это один из моих любимых альбомов вообще, и я не мог не воспользоваться случаем поиграть в этой группе.. У них раньше никогда не было настоящего басиста, на первом альбоме бас прописывали и вокалист, и Майкл с Кристофером, на втором альбоме ("Stigmata", 1998) на басу играл парень по имени Мартин (Бенгтссон), хотя вообще-то он гитарист, но просто в тот момент он был рядом, они его и попросили, так что я стал первым настоящим басистом в группе. Знаешь, я помню, как в других группах мне говорили: "Не играй так много", а здесь, наоборот, мне сказали: "Клево, давай дальше в таком же духе!". Здорово, когда твои труды ценят. С помощью своего баса я стараюсь добавить в песню максимальное количество оттенков. Мне больше нравится басовый стиль 70-х, я играю с ударными, а не с гитарами, хоть раньше у них часть партий и совпадала с басовыми.
 
Ты записал с Arch Enemy альбом "Burning Japan Live" (1999). Почему он вышел только в Японии?
 
Дело в том, что концертники сегодня никому не интересны. В Японии у нас большой рынок, тамошний лейбл согласился на выход этого альбома, продавался он тоже очень неплохо, но если бы мы выпустили его здесь, то далеко не факт, что он бы продавался столь же хорошо, поэтому Century Media и не захотели его издавать (в Японии и во всем остальном мире нашими делами занимаются разные лейблы). Поэтому мы выпустили этот диск, как своего рода видеоотчет о японском туре. Это был мой первый тур с Arch Enemy, и так получилось, что первое, что я сделал, придя в группу, это записал концертник. (Смеется.) Он получился просто отличным, и многие песни со второго альбома в "живом" исполнении звучали намного лучше, чем в оригинале, потому что звук на "Stigmata" был не очень хорош, к тому же, сейчас у нас на ударных Дэниэль. Я очень доволен результатом.
 
Когда вы расстались с Йоханом, вы прослушивали нескольких кандидатов на роль вокалиста, или же Анжела была, что называется "вне конкуренции"?
 
Она была первой, кого мы попробовали на эту роль, и это сработало. Поэтому мы больше никого и не прослушивали.
 
Когда можно ждать следующий альбом Arch Enemy?
 
Ну, мы пока еще не завершили турне в поддержку этого альбома, через пару месяцев у нас начинаются американские гастроли, и только по их окончании мы сможем сесть и сказать: "Что ж, давайте запишем новый альбом!". (Смеется.)
 
Ты уже знаешь, кто будет его продюсировать? Вы продолжите сотрудничество с Энди Снипом?
 
Может быть, да, а может, нет, мы еще не решили. Возможно, настало время что-то менять, ведь мы уже записали с ним два альбома, и, может быть, стоит попробовать поработать с кем-нибудь еще. Когда музыканты из альбома в альбом используют одного и того же продюсера, становится скучно. Нам замечательно работалось с Энди, и мы легко могли бы продолжить работать с ним, будучи абсолютно уверены в том, что он сделает совершенно потрясающий звук, но почему бы не попробовать поработать с кем-нибудь еще? Иногда нужно пробовать что-то новое, подойти к своей работе с другой стороны. Если мы каждый раз будем делать одно и то же, будет скучно и нам, и нашим слушателям. Они скажут: "Что? Еще один альбом Arch Enemy? 10-й альбом, спродюсированный Энди Снипом?". Но, может, мы еще и будем работать с ним, я не знаю пока. Мы еще не решили.
 
Насколько Энди влияет на музыку Arch Enemy? Дело в том, что как только он начинает работать с какой-либо группой, она начинает играть нечто совершенно отличное от того, что играла раньше...
 
Я думаю, это в первую очередь касается звука, потому что он дает группе возможность проявить себя с лучшей стороны. Он не так много добавляет в сами песни, он может, скажем, предложить: "Сыграйте перед припевом переход, а перед вторым припевом сыграйте соло", но не более того. Он очень уважительно относится к труду музыкантов. Он замечательный психолог, он говорит тебе, чтобы ты играл что-то еще раз, и еще раз, а потом еще раз, так что под конец ты готов наброситься на него с кулаками. В результате ты начинаешь играть агрессивнее, и тут он говорит тебе: "Вот оно!". Он так меня накалывал несколько раз. Анжелу он тоже доводил до белого каления, так что она даже кричала на него в далеко не литературных выражениях. После этого он записывал еще дубль и говорил: "Вот, это было как раз то, что нужно!". (Дружный смех.) Он очень хороший продюсер, он может моментально оценить потенциал музыканта. Даже если в данный момент музыкант далеко не в лучшей форме, он видит, на что тот способен, и говорит: "Я добьюсь этого от тебя!". Он очень целеустремленный человек, и хоть я сам подчас его просто ненавижу, в конце концов, приходится говорить: "Да, все-таки ты был прав!".
 
Что ж, Шарли, это, наверное, все вопросы. Хочешь сказать что-нибудь русским фэнам Arch Enemy?
 
(Говорит на ломаном русском.) На здровье! Боршщ, блини, водка! (Дружный хохот.)
 
Выражаем благодарность Герриту Мору (Century Media Records) за организацию этого интервью. 
 
Автор: Роман "Maniac" Патрашов 
Перевод: Наталья "Lynx" Хорина

 

 
© Русскоязычный фан-сайт группы Arch Enemy.
Копирование информации разрешено только с прямой и индексируемой ссылкой на первоисточник.
Связь с администрацией
Друзья сайта